«Красная армия насильников»

Елизавета

Administrator
Команда форума
Administrator
Сообщения
17,257
Реакции
51,343
«Красная армия насильников»: Кто на самом деле обесчестил «миллионы немок»

1567752400210.png

Многие исследователи полагают, что в последнее время появившаяся в прессе цифра о 2 млн. изнасилованных немок недостоверна. Это практически каждая 8 взрослая женщина страны. Вызывает сомнение как фактология, так и методы обобщений. Даже непосвящённому человеку может показаться странным то, что он прочтёт в дневниках тех якобы участников и очевидцев событий.

Дневники «обесчещенных» немок – любимый аргумент сторонников тезиса о «Красной армии насильников»


Зарубежные исследователи, пытающиеся провести «объективное» расследование преступлений Красной армии, как правило, опираются на сведения из воспоминаний современников и участников событий. Но ведь это не самый достоверный исторический источник – он может страдать субъективизмом, реваншизмом или быть прямым подлогом. Скорее – это самый мало защищённый от манипуляций и подтасовок источник.

Но самое интересное, все эти воспоминания нахлынули на немок не раньше, не позже как теперь. Какая-то коллективная вспышка памяти. То 80-летняя немка Габриэла Кепп издаёт книгу «Почему у меня не было секса» и утверждает о зверствах Советской Армии в Берлине, то наблюдается всплеск интереса к ранее анонимно изданной книге Марты Хиллерс.

Кто такая Марта Хиллерс?


Марта Хиллерс – автор книги «Женщина в Берлине». Якобы обыкновенная немецкая женщина, пережившая жуткое время оккупации города советскими войсками. В анонсе к книге читателя настраивают таким образом: «Дневниковые заметки, ставшие впоследствии данной книгой, написаны молодой немкой, разделившей ужасную и трагическую судьбу многих женщин, ставших добычей «победителей» в разрушенном Берлине в самом конце Второй мировой войны. Редко на страницы книги попадает такое мучительное и правдивое свидетельство из глубин ада».

На самом деле Марта Хиллерс совсем не рядовая немка. Ещё в юности она была близка к коммунистам, состояла в Союзе немецких писателей, куда её рекомендовал делегат Второго Конгресса Коминтерна и член компартии Макс Бартель. Но оба они сделали зигзаг в сторону нацистов. Бартель написал для фашистского лидера книгу «Бессмертный народ», а Марта стала заправским гитлеровским пропагандистом. Когда впервые были изданы дневниковые записи «Женщина в Берлине», то автор не указывался. Ведь тогда сразу было бы все понятно. Кто бы поверил официально работавшей на гитлеровскую пропаганду журналистке?

«Миллионы изнасилованных немок» в западной прессе


Германские средства массовой информации образца 1945 года сравнивали масштабное наступление советских войск с «нашествиями монголов, гуннов и татар прежних эпох», прогнозировали соответствующее поведение – никого не пощадят, всех уничтожат и т.п. Немецкая пропаганда пыталась поднять волну народного сопротивления, чтобы помочь своей ослабевшей армии, что вполне объяснимо. На верхней строчке «хит-парада» – немецкая публицистка Керстин Бишль. Темой её исследования является сексуальное насилие Красной армии в Германии на исходе второй мировой войны. Достаточно сказать, что в нем она приводит цифру – 2 миллиона пострадавших немок. А ведь её труд оценивается западными специалистами как серьёзный научный вклад!


А вот в книге британского военного историка Макса Хейстингса (Хастингса) «Вторая мировая война. Ад на земле» представлены очень «интересные» факты: «Слишком свободное обращение с оружием приводило к тому, что много русских убивали друг друга в приступе гнева или по неосторожности; нажать на курок им было так же легко, как их западным коллегам плюнуть или выругаться». Дальше автор отмечает искушённость командиров Красной армии в военном деле и удивляется, что при этом они остаются «ордой варваров», «которая добилась того, чего могли добиться только варвары». Какое «тонкое понимание» психологии советского человека с оружием! И понеслось: зверства, насилие над немками, да если бы только – и над освобождёнными из трудовых лагерей полячками, русскими, украинками.

В книге Энтони Бивора «Падение Берлина. 1945» утверждается, что Берии и Сталину регулярно докладывали о том, что происходит на захваченных советскими войсками территориях, что «многие немцы заявляют о насилиях над женщинами, оставшимися в русском тылу». И конечно – подробности. А это попытка психологического анализа: «…изнасилованные в Восточной Пруссии женщины были в основном жертвами мести за те преступления, которые совершили немцы на оккупированной территории СССР». А чуть позже, в период битвы за Берлин, немки для красноармейцев уже объект добычи, а не мести: «Солдаты продолжали унижать женщин, но это унижение было, скорее, следствием негуманного обращения советских командиров со своими подчинёнными». И снова в аннотации к книге нас убеждают, что основана она на реальных фактах и свидетельствах очевидцев. И вот ещё один «перл» из этой книги: «…большинство советских солдат не имели необходимого сексуального образования и просто не знали, как правильно обходиться с женщиной».

Как обстояли дела на самом деле?


Достаточно правдиво и точно описывает психологическое состояние советских солдат в разные этапы войны (на основе архивных материалов) Сенявская Е. С. в своей книге «Психология войны в ХХ веке: Исторический опыт России». В начале войны немецкая армия внушала ужас: «Это была вымуштрованная, владевшая боевой техникой военная машина, которой, пожалуй, не было, — да, не пожалуй, а просто не было равной в мире…». Советские войска отчаянно сопротивлялись, но страшные котлы, огромное количество попавших в плен, бесконечное отступление привели к тягостному состоянию духа воинов. Перелом произошёл во время контрнаступления под Москвой. Советские воины поняли, что фашиста можно побеждать, он уязвим. Чем дальше продвигались войска Красной армии, тем больше солдаты видели последствия зверств, совершаемых нацистами на оккупированных территориях. Теперь фашист воспринимался как «свирепый зверь — сильный, жестокий, опасный».

Чем больше людского горя видели наши солдаты, тем сильнее становилась их ненависть к врагу, тем яростнее становилось сопротивление ему. Воины сражались уже не за государство, а за народы, населявшие страну. Война приобрела характер национально-освободительный. Это теперь была смертельная схватка за выживание с обеих сторон.

И, наконец, советские войска на подступах к Берлину. Воинов охватывает азарт победителей, им хочется скорее поставить красивую точку в этой четырёхлетней войне. И вместе с тем им обидно теперь умирать – близок конец войны. Ненависть к врагу помогла пережить им все фронтовые лишения и опасности. У многих из них, потерявших своих близких, видевших, что творили на их земле фашисты, есть жгучее желание мести врагу. И вот они вступили на территорию врага. Конечно же, были акты мести, психологические срывы. Но это были лишь отдельные случаи. На самом же деле советские солдаты проявили великодушие победителей.

Сенявская приводит слова Д. Самойлова: «… народ Германии мог бы пострадать ещё больше, если бы не русский национальный характер — незлобливость, немстительность, чадолюбие, сердечность, отсутствие чувства превосходства, остатки религиозности и интернационалистического сознания в самой толще солдатской массы. Германию в 45-м году пощадил природный гуманизм русского солдата».

В завершении своего рассуждения о психологии советского солдата во время второй мировой войны автор книги приводит слова французского историка М. Ларана: «…самоотверженность, которую в войне проявили советские люди, достойна самого искреннего восхищения. Духовно они оказались неизмеримо выше своего врага».

Нет сомнений, что отдельные акты изнасилований совершались солдатами армий-участниц антигитлеровской коалиции и в Европе, однако в отличие от аналогичных действий фашистской армии они не носили массового и систематического характера.

Из доклада Военного Совета 1-го Белорусского фронта № 00384 об изменении отношения к немецкому населению известно: «….общее количество изнасилований немецких женщин — 72, грабежей — 38, убийств — 3, других нарушений закона— 11» (по состоянию на 5 мая 1945 года). То есть на территории, на которой присутствовало около 1 млн. солдат, за 14 дней зафиксировано 72 изнасилования.

В ноябре 1945 года Отдел Комендантской службы провинции Мекленбург выдал отчёт, в котором указывалось, что за месяц было зафиксировано 14 изнасилований. При этом учитывались преступления, совершенные не только военными, но и штатскими.

Не редкостью были и такие случаи, когда немки предлагали организовать бордели для советских солдат. Реакция командиров частей была гневной – предложения такого рода отвергались.


Кроме того, не стоит забывать, что никогда руководство СССР или военачальники не поощряли бесчинств на захваченных немецких территориях, напротив, за это солдатам грозило суровое наказание. Тогда как фашисты на советской земле могли позволять себе все, что заблагорассудится, за что не понесут никакого наказания – такова была директива их высшего руководства. Причина этого в том, что воспитаны немцы были фашистской идеологией, поэтому воспринимали себя как расу господ или «сверхчеловеков», а другие народы для них были неполноценными, недочеловеками.

 
Сверху