Выдумщик, авантюрист, пророк и «талантище» Кузьма Петров-Водкин

Елизавета

Administrator
Команда форума
Administrator
Сообщения
16,484
Реакции
49,963
Выдумщик, авантюрист, пророк и «талантище» Кузьма Петров-Водкин : 10 интереснейших фактов из жизни художника


Кузьма Петров-Водкин - уникальный художник, творивший на стыке двух эпох, которого современники называли "древнерусским иконописцем, волею случая попавшим в будущее". Произведения живописца были не только отражением настоящего, но и пророчили грядущее, а еще вызывали яростное противостояние мнений и оценок - от восторженных похвал до презрительных насмешек.

История происхождения фамилии знаменитого художника


Дед Кузьмы Сергеевича был в свое время также знаменитостью, прославившимся своим неуемным пристрастием к алкоголю. Весь город знал историю, о том как дед Петр, зарезав свою жену кроильным ножом, сам скончался в течение нескольких часов. Но город Хвалынск также хорошо знал и отца Кузьмы, который был великолепным сапожником, при том - совершенно не пьющим.

А всех потомков того самого деда Петра, любителя «беленькой», называли то "Петровыми", то "Водкиными". А в итоге два прозвища соединили в одну фамилию Петров-Водкин. И Кузьме Сергеевичу, отпечаток этой не слишком почетной фамилии, пришлось нести всю жизнь.



Первая проба кисти юного дарования

С детства Кузьма был знатным выдумщиком и фантазером, он мог придумывать такие правдоподобные истории, что все вокруг диву давались. А однажды в кладовой попались ему на глаза горшки с масляной краской и кусок белой жести, на которой и был написан первый пейзаж юным талантом. Баба Арина, увидев творение внука, забрала его со словами: “Это поставим на могиле дедушки Федора. Будет и о тебе ему память”.


Следующая работа была нарисована по особому случаю. Как то Кузьма заплыл чуть не на средину Волги, а обратно - не хватило сил. Волей случая, тонущий Кузьма был спасен перевозчиком Ильей Захаровым, который через неделю сам утонул, спасая какого-то бедолагу. И тогда мальчик взял жестяную пластинку и нарисовал качающуюся на волнах лодку, головы тонущих людей, небо и зигзаги молнии, а в углу подписал: “Погибший за других! Вечная тебе память!”. Так Кузьма впервые проявил себя в искусстве живописи.

Неудавшийся иконописец

Еще будучи учеником четырехклассного городского училища, юноша познакомился с двумя местными иконописцами. И с интересом наблюдая за тем, как создаются иконы, Кузьма пробует сам написать святой образ масляными красками. Но батюшка не принял его икону: «Уж больно твоя Богородица похожа на реальную бабу с ребенком! И глазами зыркает, словно мужика ищет. Сущее непотребство!». Эта работа Кузьмы конечно же не сохранилась, а впоследствии к этому образу он обращался не единожды.



Провидение судьбы


Мать художника была горничной в доме купцов Казарьиных, и однажды ей удалось показать рисунки своего одаренного сына архитектору Мельцеру, которые его очень заинтересовали. Вскоре архитектор увез Кузьму в Петербург, где тот начал обучаться в Центральном училище технического рисования. А за учебу и проживание оплачивали все те же Казарьины - по 25 рублей ежемесячно.

В 1897 году Петров-Водкин переехал в Москву и поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где преподавателем его был Валентин Серов.



Великий авантюрист: «Богатый хитер на деньги, а голь - на выдумки»


Авантюризм Петрова-Водкина не знал границ. Обучаясь в Москве, Кузьме приходилось ездить на каникулы в свой родной Хвалынск. И это было тогда, когда некоторые его соученики ездили на этюды за границу.

И вот однажды, во время очередных каникул в одной из московских газет Кузьма прочел, что издательство пообещало оплатить поездку в Европу тому, кто отважится "добраться из Москвы до Парижа на новом модном средстве передвижения — двухколесном велосипеде". Кузьма подбил своего приятеля Владимира Сорохтина на эту авантюру, и они отправились в дальнюю дорогу.


Путь от Москвы до Варшавы они с другом проехали за 12 дней — это по 100 верст в день. Стертые в кровь руки и ноги, сломанный велосипед не смогли остановить отважных парней. До Германии добирались, чередуясь между собой: то поездом, то велосипедом. А о Париже пришлось пока забыть.

В Мюнхене в знаменитой рисовальной школе Антона Ашбе училось много русских начинающих художников: Билибин, Грабарь, Кандинский. И Кузьме снова сопутствовала удача: новые друзья собрали для него немного денег, которых оказалось достаточно на пару месяцев занятий и на обратный билет в Россию.

 

Елизавета

Administrator
Команда форума
Administrator
Сообщения
16,484
Реакции
49,963
Художник из глубинки России и парижанка Мара Йованович


А вот в Париж художник смог попасть только через пять лет. Кузьма так стремился в этот город как будто знал, что встретит там свою любовь. И действительно, это путешествие полностью изменило его жизнь. Едва познакомившись с дочерью владелицы недорогого пансиона - Марой, 27-летний художник вначале предлагает написать ее портрет, а вслед за этим - руку и сердце.


Осенью 1906 года молодожены, расписавшись в мэрии, отпраздновали гражданскую свадьбу. Некоторое время жили в Париже, а до того как выехать в Россию Кузьма Сергеевич успел еще посетить и Северную Африку, о которой впоследствии рассказывал столько небылиц, что слушатели даже не верили в то, что он вообще там был.
А своей любимой Маре - Марии Федоровне он из далекой Африки писал трогательные строки: «Ты первая заполнила одиночество моей жизни. Я был для других как пророк, всегда сильный и радостный, для которого не существовало страдания, но сам я замерзал. Я нашел на Земле женщину. Наши сердца открыты друг для друга. Теперь мы перенесем все, что пошлет нам жизнь, так как нас двое и нам нечего страшиться на Земле ни за себя, ни за нашу любовь».



В тридцать семь лет Мария Федоровна родит дочь Леночку. И Кузьма Сергеевич сам вне себя от счастья заявит:« Я был наполовину человек, не испытав этого! Теперь мне есть для чего жить!»



«Талантище...»

Даже Илья Репин, который был демократично снисходителен к художникам из народа, впервые увидев живопись Петрова-Водкина, не сильно пожаловал новичка, а постарался побольнее уколоть «кухаркиного сына»: «Это не искусство! Это возмутительное безобразие неуча, сапожника, человечишки с рабьей душой!». Но пройдет всего лишь несколько лет, и в 1912 году на показе знаменитого полотна “Купание красного коня” тот же Илья Ефимович, переменив свое мнение о Петрове-Водкине, заявил: «Талантище...».



Дар пророчества

Прославился Петров-Водкин и необыкновенным даром пророчества. В его жизни было множество удивительных случаев, когда мимоходом брошенная фраза становилась пророческой. В 1918 году, завершив работу над полотном «Сельдь», был поднят коллегами на смех: «Водкин рисует селёдку!». В ответ он лишь проворчал: «Это паёк блокадного времени». А ведь до блокады Ленинграда оставалось 23 года, и он как бы мысленным взором уже видел эту блокаду.



Петров-Водкин - писатель

В 1929 году случилось так, что Кузьме Сергеевичу врачи запретили работать с красками. Туберкулез, которым он болел уже с десяток лет, начал прогрессировать, а испарения красок усугубляли болезнь. Художник, измаявшись от бездействия, решается попытать писательского счастья. Он одним махом напишет два автобиографических романа: “Хлыновск” и “Пространство Эвклида” и попытается их сдать в издательство. Но Максим Горький на корню зарубит писательский талант Петрова-Водкина: “Выдумывает так плохо, что верить ему невозможно. Его книги являются вместилищем словесного хлама”. И так как Горького считали непререкаемым авторитетом, для Кузьмы немедленно закрылись двери всех издательств.



Взаимоотношения с Советской властью

Петров-Водкин с первых дней революционных событий был активным участником художественной жизни страны Советов. Много сил он отдал преподавательской деятельности, разработке новой теории живописи. И за его труды в 1930 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Когда же Кузьмы Сергеевича не стало, советская власть, неожиданно осознав, что истоки его творчества лежат в иконописи и французском символизме, заметно охладела к его художественному наследию.


А знаменитое полотно “Купание красного коня” оказалось в Мальме (Швеция) и возвращено было в Россию лишь в конце 40-х годов. И благодаря старанию вдовы художника это знаменитое полотно было отреставрировано и передано в Третьяковскую галерею.

 

Елизавета

Administrator
Команда форума
Administrator
Сообщения
16,484
Реакции
49,963
«Купание красного коня»: почему бытовую картину назвали предвестником грядущих перемен


Картина Кузьмы Сергеевича Петрова-Водкина «Купание красного коня», написанная в 1912 году, вызвала у современников множество споров. Одни негодовали, что коней такого цвета не бывает, другие пытались объяснить ее символическое содержание, а третьи усматривали в ней предвестие грядущих перемен в стране. Когда началась Первая мировая война, художник воскликнул: «Так вот почему я написал «Купание красного коня!» Так что же скрывает в себе картина, которая изначально задумывалась как бытовая?

Свой творческий путь Кузьма Сергеевич Петров-Водкин начал с иконописи. В родном городе Хвалынске (Саратовской губернии) он познакомился с иконописцами, работы которых произвели на него сильное впечатление. В начале 1910-х годов Петров-Водкин стал отходить от религиозной тематики, все больше склоняясь к монументально-декоративным произведениям. Но влияние иконописи усматривается во многих его работах.


В картине «Купание красного коня» многие находят образы, традиционные для иконописи. Мальчик на коне напоминает Георгия Победоносца. Петров-Водкин использует прием сферической перспективы, чтобы изобразить предметы сверху и сбоку. В картине доминирует три классических для иконописи цвета: красный, синий, желтый.


Изначально картина задумывалась как бытовая. Кузьма Петров-Водкин вспоминал: «В деревне была гнедая лошаденка, старая, разбитая на все ноги, но с хорошей мордой. Я начал писать вообще купание. У меня было три варианта. В процессе работы я предъявлял все больше и больше требований чисто живописного значения, которые уравняли бы форму и содержание и дали бы картине социальную значимость».

Примечательно еще и то, что за год до создания полотна ученик Петрова-Водкина Сергей Колмыков показывал художнику свою картину под названием «Купание красных коней». Наставник раскритиковал работу ученика, но, возможно, именно она вдохновила Петрова-Водкина написать свой вариант «коней». Спустя время Колмыков настаивал на том, что на картине Петрова-Водкина изображен именно он. Хотя Кузьма Сергеевич в письме брату говорил: «Картину пишу: посадил тебя на лошадь…». Большинство искусствоведов придерживаются версии, что персонаж на коне – это собирательный образ-символ.

На полотне передний план почти полностью занимает конь. На фоне озера, написанного в холодных тонах, цвет коня кажется очень ярким. В русской литературе образ коня символизирует неукротимую стихию, русский дух. Достаточно вспомнить «птицу-тройку» у Гоголя или «степную кобылицу» Блока. Скорее всего, автор полотна и сам не осознавал, каким символом станет его конь на фоне новой «красной» России. Да и юный всадник не в силах удержать своего скакуна.

Картину, которую в 1912 году показали на выставке «Мира искусства», ждал успех. Многие усмотрели в ней грядущие перемены, тем более, что она висела над дверью зала. Критик Всеволод Дмитриев сравнил «Купание красного коня» со «знаменем, вокруг которого можно сплотиться».

 

Елизавета

Administrator
Команда форума
Administrator
Сообщения
16,484
Реакции
49,963
Странности в жизни художника Кузьмы Петрова-Водкина и одна француженка на всю жизнь

3328

Кузьма Петров-Водкин - художник удивительной судьбы, преисполненной невероятными поворотами и зигзагами, считается самой культовой фигурой в истории российской живописи начала прошлого века. И кто бы мог подумать, что рожденный в бедной семье сапожника провинциального городка своим незаурядным талантом и неуемным трудолюбием достигнет таких высот, о которых другим и не мечталось. Да и к тому же испытает невероятную любовь к француженке, ставшей для него путеводной звездой и камертоном, к которому он внимательно прислушивался всю свою жизнь.

Глубже узнавая биографические сведения о жизни этого талантливого художника, все больше и больше проникаешься к нему симпатией. Художник был довольно интересной и многогранной личностью, а его пресловутый авантюризм, решимость и дар пророчества еще при жизни стали легендарными.


Так уж сложилось, что к 27 годам ранимый и романтичный Кузьма, страстно жаждущий любви, был совершенно одиноким. Он сам объяснял это странностями своего характера: очень быстро и сильно привязываться к людям, но так же неожиданно и скоро уходить от них.

Вожделенный Париж и разочарование

Всю жизнь художника в корне изменила поездка во Францию, куда он прибыл весной 1906 года после окончания художественного училища. Наконец-то сбылась заветная мечта начинающего живописца. Он всей душой стремился к истокам, дабы постичь многовековой опыт западной живописи и найти свой собственный стиль. Однако жизнь во французской столице скоро наскучила неуемному Кузьме Сергеевичу: «Неизвестно почему — настроение в большинстве случаев неважное. Париж совершенно не забавляет — ни своей огромностью, ни движением». Такой душевный настрой стал наталкивать художника на мысль, досрочно вернуться на родину. Так оно может быть и произошло бы если бы не одно «но".

Счастливая перемена в жизни

Летом, того же года живописец решил съехать из шумной столицы и поселился в недорогом пансионе под Парижем. Местность была изумительной, а сам дом был увит цветущими розовыми кустами, которые росли повсюду. Хозяйка пансиона Жозефина Йованович поселила молодого человека из России в уютной светлой комнате с окнами на чудесный сад. И тот буквально оттаял и душой, и сердцем, получая необыкновенное удовольствие от теплой домашней обстановки, доброжелательного отношения хозяев и обитателей пансиона. Но особо грело душу художника знакомство с одной из дочерей хозяйки — Марой. Именно эта девушка, мечтающая стать профессиональной певицей, в корне изменила дальнейшую жизнь русского художника.



Кузьма не на шутку увлекся ею, и однажды, со свойственным ему даром пророка заявил: «Мне видится, вы станете моей женой». Огорошенной таким заявлением, француженке оставалось лишь поинтересоваться, хорошо ли месье подумал? Оказалось, что месье и вовсе не думал… На него просто снизошло озарение. Кузьма тут же уговорил ее позировать для портрета, а во время одного из сеансов сделал девушке предложение стать его женой. И уже в конце осени 1906 года молодые люди, расписавшись в местной мэрии, отпраздновали в узком кругу близких и друзей гражданскую свадьбу и переехали жить в Париж.

«Я нашел на Земле женщину...»


«Ты первая заполнила одиночество моей жизни... Я был для других как пророк, всегда сильный и радостный, для которого не существовало страдания, но сам я замерзал... Я нашел на Земле женщину... На нашем небосклоне взошло солнце, мы заключены один в другом. Наши сердца открыты друг для друга. Теперь мы перенесем все, что пошлет нам жизнь, так как нас двое и нам нечего страшиться на Земле ни за себя, ни за нашу любовь», — так писал Кузьма Сергеевич Маре из Северной Африки, куда через год после свадьбы отправился в путешествие. Да уж, что и говорить, мог Кузьма не только мастерски орудовать кистью и красками, но и очень красноречиво выражаться пером.

Венчание в России


В 1910 году чета Петровых-Водкиных переехала на родину художника, в Хвалынск, где, согласно православным законам хотела обвенчаться. Но, так как Мара была католичкой, а Кузьма - православным, священник отказал молодым в совершении венчального обряда. Но Кузьму Сергеевича отказ священника не остановил, он все же уговорил батюшку обвенчать его с любимой женщиной, пообещав создать большую роспись в церкви. В итоге обряд венчания был совершен в Крестовоздвиженской церкви 28 августа. Обещанную роспись — «Распятие Христово» Кузьма Сергеевич, конечно же, выполнил. И с тех пор число "28" художник стал считать своим счастливым числом.


Маре, которую в России нарекли Марией Федоровной, досталась непростая, но счастливая доля — быть любимой женщиной художника, Музой, моделью, верной женой. Для этого ей пришлось пожертвовать родиной, карьерой певицы, привычным образом жизни и наряду с этим навсегда подчинить свою жизнь служению таланту своего супруга. Однако женщина была безмерно счастлива своей роли жены, так как была нежно любима и сама любила. К тому же, невзирая на огромную разницу в ментальном воспитании, она всегда очень тонко чувствовала и живопись своего мужа, и его проблемы. Она часто была своеобразным камертоном, к которому Кузьма Сергеевич очень внимательно и доверительно прислушивался.

Когда же супругам приходилось ненадолго разлучаться, художник очень сильно тосковал и часто писал домой письма, полные нежности и любви: «Думаю о тебе и о своей работе — это все, что у меня есть. Хочу передать тебе немного моей веселости, а когда я печален, мне хочется быть подле тебя, подле твоего сердца и сидеть там тихо-тихо, чтобы забыть все мои печальные думы... Я рад, что у меня есть моя Мара, мой маленький товарищ, моя гордая и честная жена, которая с полной доверчивостью входит в мою необычную и тяжелую жизнь. Знай, что ты занимаешь первое место в моих мыслях и желаниях... Я нашел свою Эвридику!»

 

Елизавета

Administrator
Команда форума
Administrator
Сообщения
16,484
Реакции
49,963
В ожидании чуда


Единственное, что омрачало их счастье, так это то, что за шестнадцать лет их супружеской жизни Мария Федоровна не могла родить ребенка, о котором очень мечтал художник. Он, словно заклиная судьбу и вымаливая у небес наследника, неустанно рисовал мадонн с младенцами на руках.


И, как говорится в таких случаях, Бог услышал его молитвы. Омрачало лишь одно - долгожданная беременность 37-летней супруги проходила под большим риском и для ее здоровья, и для жизни еще не рожденного малыша. Но к счастью, все обошлось, и Мария Федоровна родила Петрову-Водкину прекрасную дочь Елену.



Прощенная измена


Но, как оказалось, не все было так безоблачно в счастливом семействе. В то время, когда Мария Федоровна была на сносях, в их доме поселилась ее близкая подруга Натюня - пианистка Наталья Кальвайц, которая внесла в жизнь Петровых-Водкиных «веселую, полную романтизма, ребячески беззаботную… атмосферу».


И все было бы ничего, если бы через пять месяцев после появления на свет маленькой Лены, Натюня также не родила художнику дочку - Марию. Такой неожиданный поворот событий очень потряс и без того изможденную беременностью и родами супругу художника, Марию Федоровну, которая очень переживала по этому поводу. К счастью, вскоре Наталья Кальвайц с ребенком уехала к родителям в Польшу, и их следы затерялись.


Петровы-Водкины, несмотря на перенесенные житейские тяготы и измену, сумели сохранить свои теплые чувства друг к другу и прожили вместе 32 года. Последние десять лет супружеской жизни были сложными для семьи, так как в 1928-м у Петрова-Водкина открылся туберкулез. Врачи строго-настрого запретили художнику писать маслом. И даже после такого приговора, невзирая на тяжелую болезнь, Петров-Водкин постоянно строил далеко идущие планы, многим из которых так и не суждено было сбыться. Скончался живописец в 1939 году и похоронен на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге.

Истинная любовь - бессмертна

А спустя годы после смерти художника, Мария Федоровна передала в дар его родному городу Хвалынску фотоархив, письма, документы, личные вещи, графические и живописные работы (всего около 90 экспонатов). И на склоне своих лет женщина написала мемуары «Мой великий русский муж», в которых тепло и душевно рассказала о совместной жизни с гениальным художником.


И размышляя о брачном союзе Кузьмы Сергеевича и Марии Федоровны, основой которого были истинная любовь, преданность и родство душ, невольно хочется сказать, какое счастье, что у гениального художника была такая чуткая, восприимчивая и всепонимающая жена.

 
Сверху