di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
Где же враг? ("Die Zeit", Германия)
С Россией или против России – это для НАТО ключевой вопрос. Новая стратегическая концепция Мадлен Олбрайт должна дать на него ответ.
Что происходит с военным союзом, руководитель которого приглашает всех своих друзей в Интернете просто высказать свои пожелания относительно цели существования альянса, используя для этого блоги или Твиттер? «Я приглашаю вас принять участие в этом обсуждении на домашней странице НАТО, - вновь и вновь призывает при помощи потокового видео (videostream) дружески улыбающийся Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rassmussen) на сайте www.nato.int. - Ваше мнение для нас важно».

Можно сказать, что НАТО сейчас вполне up to date (англ.: не отстает от жизни – прим. перев.). Но можно выразиться иначе – сам окружающий нас мир стал слишком современным для союза, основная задача которого с момента окончания холодной войны, как представляется, состоит в том, чтобы не допустить самороспуска. Вовсе нет, настаивает генеральный секретарь Расмуссен. «Даже старую собаку можно научить новым трюкам». Осенью этот датчанин хочет представить новую стратегическую концепцию для альянса.

Если отставить в сторону трюки, то в штаб-квартире в Брюсселе чувствуется прежде всего потребность в обретении уверенности в себе. Существует также опасность, что новая Белая книга будет всего лишь свидетельством о замешательстве.

Нынешняя стратегическая концепция была принята в 1999 году. Когда она писалась, не было еще событий 11 сентября, не было еще Ирака и войны в Афганистане, как не было и этого выскочки в форме все более амбициозной политики в области безопасности Евросоюза. Тот факт, что концепция 1999 года еще действует, говорит нам, естественно, кое-что о степени обязательности такого рода бумаг. Действительно, не так много понадобилось альянсу терапевтических сеансов для осознания того, что является его главной вытесненной проблемой за пределами одобренного всеми преобразования в интервенционистскую силу. Эта проблема состоит в том, хочет ли НАТО, как и раньше, планировать свою безопасность против России, или в будущем она намерена это делать вместе с Россией? Первого мая группа из двенадцати экспертов во главе с бывшим государственным секретарем Мадлен Олбрайт представит первые рекомендации относительно новой концепции НАТО. Ей надо будет сделать несколько настоящих трюков для того, чтобы примирить различные представления относительно того, как вести себя с большим бывшим врагом. Идеи относительно новой НАТО можно свести к трем вариантам.

1. Проект Обамы: От ядерного клуба к сообществу ядерного щита

Ракеты-перехватчики вместо ядерных ракет – таковы американские предпочтения. С точки зрения Вашингтона, членам НАТО все меньше угрожает российский ядерный арсенал, и все большую угрозу представляет постоянно растущее количество ракет ближнего и среднего радиуса действия, имеющихся в распоряжении Ирана и Сирии. Поэтому Барак Обама хочет модифицировать разработанную ранее противоракетную оборону как с технической, так и с политической точки зрения. С технической точки зрения существующие европейские и американские составные части должны состыковаться в единый щит. С политической точки зрения, противоракетная оборона должна стать собственно «натовской», то есть строить ее должны все вместе, платить за нее должны все вместе и управлять ею будут все вместе.

«Немцы, к примеру, - подчеркивает один из американских представителей в НАТО, - могут участвовать своими ракетными комплексами Patriot-PAC-3». Эксперт по безопасности берлинского фонда Stiftung Wissenschaft und Politik Оливер Тренерт (Oliver Traehnert) считает, что такого рода крупный проект может представлять собой замену традиционному американскому ядерному присутствию в Европе». Дешевой эта опция для Европы не будет, но может ли быть благоприятной перспектива стать уязвимым для шантажа со стороны баллистически хорошо вооруженных врагов?

При помощи этих аргументов американцы пытаются усадить в общую лодку и русских. Московские политики открытого типа тем временем уже признают, что в этой идее есть стратегический смысл. «Россия и Европа разделяют эту опасность», считает глава думского комитета по международным делам Константин Косачев, а серьезной угрозы для российского ядерного ударного потенциала эта система защиты все равно никогда не представляла. Путинисты, конечно же, все еще используют для внутриполитических целей Missile Defense (англ.: противоракетную оборону – прим. перев.) для того, чтобы нарисовать на стене образ враждебной по отношению к России НАТО.

2. Воспоминание о старом – вооружаться против России

«Договаривающиеся стороны согласны с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке рассматривается как нападение на них в целом» - так звучит ключевое положение Североатлантического договора от 1949 года. Многие новые восточноевропейские члены НАТО, однако, сомневаются, что все подписавшие этот договор готовы выполнить получившую известность 5-ю статью. По данным опроса, проведенного в сентябре 2008 года (то есть сразу после войны в Грузии) службой по изучению общественного мнения Харриса (Harris), 50 процентов всех немцев, 40 процентов всех испанцев и 39 процентов всех итальянцев не поддерживают направление войск для защиты прибалтийских государств том случае, если бы на них напала Россия. Учитывая подобную нерешительность, восточные европейцы хотят получить надежные доказательства готовности альянса оказать военную помощь. Они хотят, чтобы проводились маневры, чтобы создавалась инфраструктура и разрабатывалось чрезвычайное планирование на случай классической оборонительной войны.

Сама Россия проводит такого рода военные игры. В сентябре прошлого года российские вооруженные силы вместе с белорусскими частями провели самые крупные учения с момента окончания холодной войны. Этот сценарий получил название «Запад», и 12 500 военнослужащих отрабатывали оборону от нападения со стороны НАТО, в основу которого была положена сетевая тактика, использовавшаяся при нападении на Ирак. Неудивительно, что в бывших вассальных государствах и членах Варшавского договора распространяется нервозность. «Мы должны вернуться к истокам НАТО, то есть к территориальной обороне», требует чешский министр иностранных дел Ян Кохут (Jan Kohout). Если альянс, как того требуют все больше западных политиков, к середине этого десятилетия завершит непопулярную афганскую миссию, то количество сторонников такого подхода, вероятно, будет постоянно увеличиваться.

3. Совершенно новый клуб – от Ванкувера до Владивостока

Самый смелый проект архитектуры безопасности будущего был предложен Москвой. Президент Дмитрий Медведев осенью прошлого года представил план из 14 пунктов, в котором он обрисовал совершенно новое евразийское пространство безопасности. Оно должно простираться «от Ванкувера до Владивостока», а НАТО будет одной из многих его составных частей. Это смелое предложение мотивировано чувством исторической несправедливости. Россия хотела бы преодолеть то унижение, которое было вызвано развалом Советского Союза, с одной стороны, и, с другой стороны, расширением НАТО вплоть до ее собственных границ, и которое все еще воспринимается как таковое в этой стране. «Члены НАТО обладают безопасностью первого класса, - говорит один из высокопоставленных российских дипломатов в Брюсселе, - а у нас безопасность второго класса. Мы хотим иметь пространство равной безопасности для всех».

В штаб-квартире НАТО некоторые опасаются, что истинные намерения России состоят совершенно в другом. Они утверждают, что для русских лучше всего было бы проведение рокировки – Америка выходит из НАТО, а Россия туда входит. Есть ли другая причина отказа Москва от «политики открытых дверей», которую давно уже проповедуют США, Германия, Франция и Италия? Для России двери НАТО открыты также, как и для любой другой страны – при условии, что кандидат на вступление соответствует всем демократическим критериям западного сообщества. Бывший министр обороны Фолькер Рюэ (Volker Ruehe) охарактеризовал некую идеальную организацию НАТО как «стратегическую скобу трех центров силы – Северной Америки, Европы и России». При более трезвом рассмотрении карты мира эти три силы, действительно, объединяют многочисленные общие интересы, так как в их число входят энергетическая безопасность, разоружение, создание препятствий на пути распространения (ядерного оружия), а также разрешение конфликтов в Афганистане и Ираке.

Постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин согласен с этим, по крайней мере на оперативном уровне: «Мы имеем более важные интересы в Афганистане, чем, к примеру, Германия». Если произойдет усиление воинствующего исламизма, то в этом случае в первую очередь произойдет дестабилизация российских окраинных территорий, не говоря уже о разрушительном воздействии афганского героина на российском рынке наркотиков. Поэтому Москва разрешает в настоящее время транспортировку «нелетальных грузов» по наземному пути в Гиндукуш. Одновременно посол Рогозин не оставил почти никаких сомнений в том, что он считает НАТО жалким, безвольным американским червеобразным отростком. «Мы хотим, - объясняет он дружелюбно, «помочь Европе стать более независимой в военном отношении». Такого рода предложения Рогозина вызовут недоумение не только в совете послов НАТО, но также и у мудрецов в группе Олбрайт.

Каков же реалистичный выбор альянса для наступающего десятилетия? «Договоренность относительно коллективной обороны в соответствии со статьей 5 остается в силе», категорично утверждает Ханс-Фридрих фон Плетц (Hans-Friedrich von Ploetz). Бывший посол в НАТО, а также в Москве является представителем Германии в Совете мудрецов , который в мае намерен представить свои рекомендации по реформе. Имея в виду Россию, фон Плетц признает, что «между нами существует меньше проблем, чем вокруг нас», но, вместе с тем, он ясно дает понять, что НАТО не будет втягиваться ни в какую дискуссию, которая могла бы затронуть ее основополагающий характер как трансатлантического сообщества. «Что касается плана Медведева из 14 пунктов, то его следует обсуждать в рамках ОБСЕ, отмечает Плетц. – Это как раз подходящее место для этого». Мадлен Олбрайт – эта grande dame (фр.: знатная дама – прим. перев.) среди стратегов НАТО, говорит об этом еще более ясно: «Хвост не может вилять собакой».

Вывод таков - обновленная организация НАТО будет в любом случае подвергнута технической модернизации. В ближайшее десятилетие, вероятно, возникнет союз по противоракетной обороне, который будет объединен зонтиком, опускающимся на юге, и слегка приподнимающимся на востоке. Все больше чувствующий усталость интервенционистский альянс ожидает того, что мировое сообщество предложит цивилизованное решение афганской проблемы. Теоретически привлекательная империя, которая, по сути, очень точно знает, кто должен оставаться снаружи. Несмотря на это упорство, НАТО продолжает оставаться – что немаловажно - самым мощным военным союзом всех времен. И, возможно, это не такая уж плохая перспектива, если четыре миллиона солдат в ближайшее десятилетие просто будут иметь меньше работы.

Оригинал публикации:

Опубликовано: 29/04/2010 13:37
 

allegro

Well-known member
VIP
Сообщения
12,052
Реакции
21,966
Очень радостно что в НАТО трезво осмысливают проведение миротворческих акций на территории стран бывшего СССР, и в упор не хотят видеть никаких конфликтов за пределами своего зоопарка:greeting:
 

rafgood

Проверенный
Проверенный
Сообщения
359
Реакции
223
А чем у тебя в городе торгуют, неужто только нефтью и оружием?
 

allegro

Well-known member
VIP
Сообщения
12,052
Реакции
21,966
У нас на водке и сигаретах делают такие деньги, что оружие с нефтью стоят в уголке и плачут!:greeting:
 

jacobino

Проверенный
Проверенный
Сообщения
866
Реакции
785
Нас всего лишь пытаются втянуть в противостояние со всем остальным миром на стороне НАТО и, в первую очередь, с Китаем, сделав из нас своего рода буфер между Европой и мусульманскими странами, а также странами АТР.Но вспомните уроки II-й мировой войны!
 

allegro

Well-known member
VIP
Сообщения
12,052
Реакции
21,966
Глава МИД РФ Сергей Лавров предостерег ЕС и НАТО от попыток вмешательства в процессы внутреннего развития государств на пространстве СНГ
И правильно предостерёг, им тут делать нечего:greeting:
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
Новая стратегия НАТО в нужное время
Многие считают историческим событием то, что НАТО разработал новую, современную стратегию для продвижения вперед и отражения растущих угроз терроризма и асимметричной войны, говорит Бернд Рейгерт.
В самый нужный момент НАТО пересмотрел свою стратегию и разработал новую концепцию, что стало логическим развитием событий, учитывая то, что теперь в альянс входят 28 стран-участниц с разными интересами и способностями. Несомненно, прежняя стратегия, разработанная в 1999 году, не достаточно отражала ни угрозу терроризма, ни геополитические стремления России.

Никто не может возразить тому факту, что главным принципом стратегии остается обязательство стран НАТО по защите друг друга, а также то, что за США сохраняется обязательство по предоставлению военной поддержки Европе. Это было главным беспокойством для многих стран бывшего Советского блока, которые теперь являются членами НАТО, однако опасаются амбиций России по гегемонии. Этот страх больше не превалирует на Западе.

Однако часть новой стратегии предусматривает участие НАТО в обеспечении гарантий энергетических поставок, что может только означать, что альянс хочет иметь «свое слово» в обеспечении поставок газа и нефти из России и Центральной Азии. В Москве этот шаг, вероятнее всего, будет расценен как провокация.

Сказав это, альянс в своей новой стратегии вполне четко дает понять, что он хочет более тесного сотрудничества с Россией по борьбе с угрозой терроризма, исходящей из несостоявшихся государств. Существующее сотрудничество по ракетной обороне будет расширено до ракет среднего радиуса действия. Это решение стало возможным после решения США, а именно не строить систему межконтинентальной ракетной обороны.

Кроме этого, новая стратегия также допускает операции и миссии НАТО за своими пределами, например в Афганистане или Балканах, однако альянс не собирается становиться мировым полицейским, и не будет выполнять роль, которую хотел для НАТО бывший министр обороны США Рональд Рамсфельд.

Европейским странам, которые являются членами НАТО, удалось положить конец этим планам, осознав, что НАТО достигнет своих политических, военных и финансовых пределов. Миссия в Афганистане является свидетельством этих опасений.

Уже давно пора определить, зачем, где и когда НАТО следует вести действия за пределами своей территории, однако сделать это на практике намного сложнее. В Европе есть ряд армий, которые еще должны признать новые угрозы со стороны терроризма и многие из них продолжают оставаться непрофессиональными и очень дорогостоящими.

Вооруженные силы Германии также должны быть готовы к этим проблемам, и первым шагом станет преобразование Бундесвера в специализированную профессиональную армию, а также не надеяться на плохо подготовленных призывников. Помимо этого, немецкое общество необходимо убедить в необходимости тратить деньги на противоракетную оборону.

Первая такая попытка США провалилась, однако система ПРО, так или иначе, не обеспечила бы Европе адекватную защиту. У альянса мало времени, поскольку такие страны, как Иран и такие же непредсказуемые и нестабильные страны или террористические группировки не будут ждать, пока НАТО проведет модернизацию своих армий и вооружения.

Достаточно примечательно, что новая стратегия была разработана в рамках серии открытых семинаров, организованных многочисленными экспертными группами и НПО.

Впервые у восточноевропейских членов НАТО появилась возможность внести свой вклад. И это является явным признаком того, что НАТО является не просто военным «чудищем», как его зачастую воспринимают, но и демократичным сообществом с общими идеалами и предложениями.
Источник:newsland.ru
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
НАТО пересмотрит сотрудничество с Украиной
НАТО обсудит с новым украинским руководством двустороннее партнерство и практическое сотрудничество, которое будет развиваться в рамках комиссии «Украина-НАТО» в условиях задекларированного Украиной курса на внеблоковость.

Об этом в понедельник в Брюсселе на пресс-конференции сообщил генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, анонсируя предстоящее заседание комиссии Украина-НАТО, которое пройдет в штаб-квартире альянса в рамках встречи министров обороны 10-11 июня.

«У нас состоится первая встреча с новым украинским руководством на уровне министров. Точка зрения НАТО совершенно четкая: когда речь идет об отношениях с НАТО, мы на 100% уважаем выбор Украины. Украинское руководство хочет сфокусироваться на партнерстве и практическом сотрудничестве, и это то, что мы будем обсуждать на встрече», - сказал Расмуссен.

Отвечая на вопрос, как может повлиять на развитие отношений возможный законодательный отказ Украины от стремления к членству в НАТО, генсек альянса заявил, что в таком случае сотрудничество с Киевом будет продолжаться в рамках комиссии «Украина-НАТО».

«Совершенно ясно, что Украина решает, как будут развиваться в предстоящие годы отношения с НАТО. Наше решение, принятое на саммите в Бухаресте в 2008 году, остается неизменным - наши двери открыты для стран, которые хотят стать членами НАТО, и которые достигнут всех необходимых критериев. Но каждая страна индивидуально решает (формат отношений с НАТО)», - подчеркнул Андерс Фог Расмуссен.

Кроме того, генсек НАТО отметил, что «позитивно воспринимает» предстоящую встречу в рамках комиссии Украина-НАТО. «Я думаю, что это подчеркивает, что новое украинское правительство хочет продолжать сотрудничество с НАТО», - добавил он.

Источник:newsland.ru
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
Союзники по НАТО думают о сокращении военных бюджетов, Гейтс призывает к иным видам экономии("The Washington Post", США)
ЛОНДОН – Европейские союзники по НАТО готовятся к самым мощным сокращениям военных ассигнований с момента окончания холодной войны. Это усиливает обеспокоенность Вашингтона, который опасается, что и без того существенная разница в военной мощи США и остальных членов НАТО будет увеличиваться.
Правительство Германии в понедельник заявило, что рассматривает вопрос о сокращении своих вооруженных сил, численность которых составляет 250000 человек, как минимум на 40000 военнослужащих. А министр обороны сказал, что может возникнуть необходимость в сокращении армии на целых 100000 человек.
Тем временем, аналитики прогнозируют, что Британия может в предстоящие шесть лет урезать свой военный бюджет на 10-15 процентов, поскольку ей приходится преодолевать проблему того, что премьер-министр Дэвид Кэмерон называет "ошеломляющей суммой долга".
О сокращении личного состава своих вооруженных сил также задумались Франция и Италия.
Министр обороны Роберт Гейтс, совершающий на этой неделе поездку в Лондон и Брюссель, призывает союзников держать строй, поскольку руководство Пентагона жалуется, что ему придется нести еще большее бремя военной нагрузки в Афганистане и в будущих операциях НАТО.
Во вторник Гейтс заявил, что призывает европейских руководителей отказаться от масштабных сокращений своих регулярных войск, а вместо этого постараться сэкономить на непроизводительных затратах и на менее важных программах.
"Думаю, нам всем надо пристальнее взглянуть на данный вопрос с финансовой точки зрения, сделав это так, как мы не делали последние два года", - заявил он после встречи с британским министром обороны Лайэмом Фоксом (Liam Fox).
Финансовые трудности Европы существенно усилились с февраля месяца, когда Гейтс выступил с предупреждением о том, что НАТО сталкивается с "кризисом", так как союзники США за последнее десятилетие выделяли слишком мало средств на оборону и отвергали применение военной силы.
Другие лидеры НАТО, планирующие провести в четверг и пятницу встречи в Брюсселе, предупреждают, что если европейские законодатели в попытке быстро поправить бюджет слишком сильно сократят военные ассигнования, то долговременные последствия могут оказаться крайне серьезными.
"Мы должны действовать внимательно и не сокращать слишком много или неправильно, иначе мы поставим под угрозу собственную безопасность в будущем, - заявил в понедельник в Брюсселе генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, - в конце концов, экономическое благополучие зависит и от безопасности тоже".
Для многих европейских государств, пытающихся оправиться от мирового финансового кризиса, вооруженные силы являются основными кандидатами на сокращение.
Но в Соединенных Штатах администрация Обамы объявила программы в области обороны и национальной безопасности запретной зоной для бюджетного топора.
Гейтс предупредил американское военное командование, чтобы оно тоже готовилось потуже затянуть ремни после девяти лет масштабных военных ассигнований. Но Пентагону предстоит лишь незначительное сокращение расходов, чуть выше ежегодного уровня инфляции.
В отличие от США, их натовские союзники намереваются пойти на реальные сокращения, что может существенно снизить их военную мощь.
"Мы знаем, что у нас есть финансовые ограничения, - заявил во вторник Фокс на совместной пресс-конференции с Гейтсом, - мы унаследовали катастрофу в экономике".
Начальник генерального штаба британской армии генерал Дэвид Ричардс (David Richards) признал во вторник, что некоторые крупные военные программы оказались в трудном положении.
"Самый важный долгосрочный стратегический фактор нашей безопасности - это экономическое благосостояние, - заявил он, выступая на конференции по безопасности, - а если это так, не должны ли мы, военные, согласиться с тем, что не все дорогие нашему сердцу программы будут сохранены?"
Как отмечает аналитик из Института оборонных исследований вооруженных сил (Royal United Services Institute) Малколм Чалмерс (Malcolm Chalmers), "оптимистичные" прогнозы говорят о том, что Британии в предстоящее десятилетие придется сократить свои регулярные войска на 20 процентов. Количество самолетов в британских вооруженных силах может сократиться на четверть. В такой же пропорции может произойти сокращение кораблей в ВМС.
"Общий объем сокращений может оказаться весьма значительным, - говорит Чалмерс, - финансовые нагрузки в Европе, и не в последнюю очередь в Британии, просто безжалостны".

Источник: Иносми
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
Сергей Лавров считает НАТО опасностью, и ждет взаимности от ЕС
На саммите в Ростове министр иностранных дел сделал несколько знаковых заявлений.

Во первых, по мнению Сергея Лаврова, НАТО является не угрозой, а опасностью. Истолковать слова высокопоставленного дипломата можно так - отношения с самым большим военным блоком планеты у нас хорошие, но нужно учитывать в этой дружбе возможность внезапной ссоры.

Глава российского МИДа сообщил, что считает опасным "стремление НАТО проецировать свой силовой потенциал на любой район мира в нарушении международного права".

Также, Сергею Лаврову не нравится расширение НАТО и приближение военной инфраструктуры блока к нашим границам. При этом, Сергей Лавров смотрит на НАТО в некотором роде философски:

- Мы понимаем, что НАТО это реальность, которая никуда не денется.

По поводу вступления России в блок, Сергей Лавров заметил, что не ждет, что кто-то нас туда позовет.

Еще одно заявление касалось безвизового режима с ЕС. Не так давно Россия заявляла, что готова ввести его и в одностороннем порядке. Возможно, это был "пробный шар" чтобы проверить реакцию европейцев.

- Мы предпочитаем в международных отношениях руководствоваться принципом взаимности. Я знаю примеры, когда та или иная страна в одностороннем порядке предоставляет какой-то режим для поездок или в какой-то иной сфере. Но в данном случае было бы справедливо рассчитывать на взаимность, - сказал Лавров.

Правда, есть несколько стран, которые не поддерживают возможность безвизового режима Россия - ЕС. Их мучают исторические обиды.

Сергей Лавров отметил:

- ...мы хоть завтра перейдем к безвизовому режиму, но Европа не спешит.Но, на ростовском саммите было заключено партнерское соглашение с Евросоюзом, и вполне возможно, что дело все-таки сдвинулось с "мертвой точки".

Источник: inauka.ru.
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
Министры обороны стран НАТО согласны реформировать командные структуры
Министры обороны 28 стран НАТО по итогам двухдневной встречи в Брюсселе высказались в пятницу за реформирование командной структуры Северотлантического альянса, его агентств и международного секретариата в бельгийской столице (штаб-квартиры НАТО).

"Цель состоит в том, чтобы сделать наши структуры как можно более эффективными и действенными, чтобы они могли гибко реагировать на вызовы и эволюционирующие требования безопасности... руководствуясь новой стратегической концепцией, которая будет принята главами наших государств и правительств на встрече на высшем уровне (в ноябре в Лиссабоне)", - говорится в заявлении, принятом министрами по итогам совещания.

Они договорились обсудить принятые в разработку предложения по реформированию командной структуры альянса на очередной встрече в октябре.

Новая стратегическая концепция НАТО заменит прежнюю, принятую в 1999 году. Как ожидается, в документе будет отражена, в частности, общая позиция членов альянса в отношении ядерной и энергетической безопасности, противоракетной обороны, борьбы с терроризмом и пиратством.

Группа экспертов под руководством бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт приступила к работе над проектом новой концепции в сентябре 2009 года. В состав так называемой "группы 12 мудрецов", помимо Олбрайт и ее заместителя, бывшего главы компании Royal Dutch Shell голландца Йеруна ван дер Веера, вошли представители дипломатического и научного сообществ Канады, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Турции, Испании, Польши, Латвии и Греции. В мае группа представила свой доклад Совету альянса.

Министры обороны стран НАТО высказались за сотрудничество с РФ по ПРО
Министры обороны 28 стран НАТО, завершившие в пятницу двухдневную встречу в Брюсселе, высказались за сотрудничество с Россией в области противоракетной обороны.

"Мы подчеркнули также потенциал сотрудничества с партнерами, включая Россию, по противоракетной обороне", - говорится в заявлении, принятом министрами по итогам совещания.

В нем также отмечается, что решение о распространении создаваемой НАТО системы противоракетной обороны театра военных действий на защиту населения и территории стран альянса с целью предотвращения растущих ракетных угроз, возникающих в результате распространения баллистических ракет, надлежит решать лидерам НАТО, которые соберутся на саммит в ноябре в Лиссабоне.

"Поэтапный адаптивный подход США внесет ценный национальный вклад в этот потенциал. Это будет соответствовать основной миссии НАТО в обеспечении коллективной обороны", - говорится в заявлении.

Источник: rian.ru
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
НАТО идет по стопам империи
Глобальный экономический кризис поразил и НАТО, для экономии средств придется не только ликвидировать многочисленные региональные штабы, но и сократить администрацию и агентства альянса. Пришло время заплатить за падение Берлинской стены и исчезновение Варшавского пакта, и звездный час чудесной бессмысленности единого военного пакта в Европе, кажется, подошел к концу.
Вряд ли кто-либо в Брюсселе или Монсе сможет убедить правительства стран-членов НАТО выделить, как минимум, 2,2% от ВВП на свои вооруженные силы. И если в победе в "холодной войне" НАТО видело богом данную возможность восстановить новый мировой порядок, в котором Америка сыграла бы роль «глобального благотворительного гегемона», хотели ли этого в мире или нет, то экономический кризис закрыл это окно возможностей. По крайней мере, НАТО сейчас находится в такой же ситуации, что и Британская империя в конце 19-го века: с невиданными до сих пор обязательствами по всему миру, но со все меньшей военной мощью, которая бы могла их исполнить.

В Восточной Европе НАТО вынуждено постоянно пересматривать военные гарантии для защиты стран, которые большинство американцев не сумели бы показать на географической карте. С другой стороны, подталкивание НАТО к границам России дает козырь всем тем, кто укрепляет российскую военную мощь и усиливает военные связи России и Китая. С формированием списка так называемых «отстающих» стран появились новые противники, и не исключено, что речь идет не о выявлении нового неприятеля.

Как главная страна НАТО, Америка больше не считается объективным посредником между израильтянами и палестинцами, мирные переговоры в этом конфликте на грани срыва. В Ираке ситуация очень непростая, американские солдаты продолжают гибнуть, хоть и не так часто, как в предыдущие годы, но славные времена "Бури в пустыне" с 1991 года и вторжения в Ирак в 2003 году уж точно прошли. В Персидском заливе рождается новая региональная держава с ядерным оружием - Иран. Ни одна резолюция ООН не остановит Иран в его стремлении воспользоваться ядерным оружием и в этом не стоит сомневаться. По крайней мере, в Тегеране видели, что случилось с Саддамом Хусейном, не имевшим ядерного оружия. То, как обстоят дела в Персидском заливе, не подходит ни монархиям, ни Западу.

На Дальнем Востоке Китай становится доминирующей силой. Он уже поставляет оружие всем антиамериканским режимам в мире. Политика США и НАТО, касающаяся Китая, основана на надежде, что «старые коммунисты откажутся от маоистских грез об азиатской гегемонии и присоединятся к потребительской революции».

"Если вы хотели жить спокойно, то не нужно было рождаться в двадцатом веке", - сказал когда-то Лев Троцкий. Это, по-видимому, касается и 21-го века. Западные элиты после падения Берлинской стены в течение длительного времени были гордыми, заносчивыми, самодовольными, прямо как британцы перед англо-бурской войной. В конце девятнадцатого века Англия почти не имела союзников, но она приняла мудрое решение. Она решила сделать союзниками бывших врагов, в первую очередь американцев. Этот союз спас Великобританию в двух мировых войнах.

Если НАТО хочет пережить исчезновение Варшавского соглашения, ему срочно необходимо превратить Россию в своего ближайшего союзника. Расширение НАТО до границ России - нечестная политика по отношению к ней. Чтобы править миром в стиле бывшей Британской империи нужно пройти такой же унизительный опыт. Рано или поздно. Экономический кризис и сокращение расходов на альянс - это только цветочки.
Источник:newsland.ru
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
НАТО ведет переговоры с РФ о закупке вертолетов
Страны НАТО активно ведут переговоры с Россией о прямых закупках отечественной вертолетной техники, заявил в среду РИА Новости гендиректор ФГУП "Рособоронэкспорт" Анатолий Исайкин.

"Сейчас активно ведутся переговоры о закупках нашей вертолетной техники через Россию", - сказал Исайкин.

По его словам, это связано с тем, что наша техника незаменима и отлично себя зарекомендовала в горно-пустынных районах Ирака и Афганистана.

"При ведении боевых действий странами НАТО сейчас используется надежная, модернизированная техника. В частности, российские типы вертолетов, которые страны коалиции приобретают постоянно через другие государства", - сказал собеседник агентства.

При этом Исайкин отметил, что новейшие образцы боевой техники западных стран, в том числе и те, которые сейчас демонстрируются на международной выставке "Евросатори-2010" в Париже, не выдерживают испытаний в условиях реальных боевых действий в Ираке и Афганистане.

Источник:newsland.ru
 

frontera5

Проверенный
Проверенный
Сообщения
214
Реакции
271
Интересно,что-то НАТО не спешит нам продавать свои вооружения и технологии,которыми мы не владеем.Мистраль продают,как самоходную баржу, без вооружений и электроники.Что-то не слышал о наличии у нас,официально проданных новых образцов их вооружений.А наши образы они скупают прямо у нас или наших "друзей".
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
НАТО: возвращение к истокам
Североатлантический альянс стал глобальным игроком, военные силы которого присутствуют на трех континентах: в Европе, Азии и Африке. Многие годы НАТО ведет боевые действия в Афганистане, поддерживая воссоздание государства в разоренном войной районе, что в предгорьях Гиндукуша. На Балканах альянс присутствует полтора десятка лет, а в 1999 г. даже применил военную силу, чтобы положить конец нарушениям прав человека режимом Милошевича. Транспортные самолеты Североатлантического блока завозят продовольствие и оборудование в кризисные регионы Африки, а корабли под натовским флагом патрулируют берега Сомали, чтобы бороться с пиратами и гарантировать безопасность морских торговых путей. В 2005 г. подразделения Сил реагирования НАТО (NRF) обеспечивали доставку помощи в районы Соединенных Штатов, пострадавшие от урагана «Катрина».
Отцы-основатели альянса никогда не предполагали такого широкого размаха. Напротив, 12 государств, подписавших в 1949 г. Североатлантический договор (Вашингтонский договор), задумывали этот союз как институт, предназначенный для противодействия угрозе, которую представлял СССР, а не для вовлечения в защиту интересов Соединенных Штатов как супердержавы.

ТРИ ФАЗЫ ИСТОРИИ

НАТО прошла несколько эволюционных этапов – от небольшого, имеющего одну цель «клуба» из 12 стран-членов до самой успешной организации в сфере безопасности в современной истории, объединяющей 28 государств. После каждой подобной «линьки» альянс адаптировался к новым запросам, меняя свои цели и задачи.

Новая эра в истории блока всегда связана с крупным мировым событием. Падение Берлинской стены 20 лет назад завершило первую фазу существования альянса как структуры, имеющей целью самооборону, и трансформировало его в средство содействия формированию политического будущего Европы. В этот период НАТО заполнила политический вакуум, образовавшийся после роспуска Организации Варшавского договора, и поддержала стабилизацию и демократизацию в Восточной и Юго-Восточной Европе. Партнерство с бывшими противниками, прием в альянс новых членов и не в последнюю очередь военная операция на Балканах сделали Североатлантический блок гарантом политического порядка на континенте.

Теракты 11 сентября 2001 г. обозначили начало третьей фазы в развитии НАТО, в которой альянс находится до сих пор. Он стал глобальным актором, отодвинув свой горизонт далеко за пределы территорий стран-членов.

Сегодня существует тенденция проецирования глобальной роли НАТО на будущее и даже ее концептуального расширения. В настоящее время разрабатывается Стратегическая концепция, которая призвана определять направление деятельности в ближайшее десятилетие. В процессе обсуждения поднимался вопрос о новых задачах организации. Энергетическая безопасность – одно из ключевых слов, вброшенных в дискуссию. Оно звучит модно, однако вряд ли кто способен четко объяснить, что альянс может и должен делать реально, чтобы обеспечить энергетическую безопасность стран-членов. Нужно ли НАТО создавать запасы нефти и газа, чтобы помочь тем, кому прекратили поставку энергоресурсов? Следует ли рассматривать возможность военных действий против тех, кто агрессивным образом прерывает поток нефти и газа? Остается открытым вопрос о роли блока в борьбе с последствиями глобального потепления. По мнению некоторых, альянс мог бы стать «субподрядчиком» ООН, оказав помощь в смягчении гуманитарных кризисов в Африке и других регионах, поскольку только НАТО обладает техническими средствами и организационными возможностями, чтобы в случае необходимости действовать быстро и решительно.

Несмотря на привлекательность идеи сильного международного игрока, борющегося за справедливость и демократию в глобальных масштабах, это не станет моделью будущего. Более вероятна абсолютно противоположная тенденция: НАТО вернется к своим первоначальным задачам и вновь станет институтом для защиты безопасности стран-членов.

Ныне НАТО может перейти на новый этап развития. Решающим событием, означающим наступление четвертой фазы в истории альянса, стал бы уход сил союзников из Афганистана.

ОТКАЗ ОТ ГЛОБАЛЬНОЙ МИССИИ

Активно обсуждаемый сегодня вывод войск из предгорий Гиндукуша, будет ли это через два, четыре года или позже, станет началом возвращения НАТО к статусу классического альянса безопасности. Надо признать, что даже такой классический институт должен будет смотреть за пределы своих территориальных границ, если понятие «глобализация» сохранится в сфере безопасности. Географическое расстояние – фактор, значение которого неуклонно падает в любом анализе угроз, и альянс не может фокусироваться на территории стран-членов. Тем не менее НАТО после Афганистана будет больше напоминать оборонительный союз первой фазы, чем глобального игрока сегодняшнего дня.

Недопонимания быть не должно: военное участие в Афганистане было правильно и неизбежно. Не существовало никакой альтернативы свержению режима движения «Талибан», который предоставлял безопасное убежище для «Аль-Каиды». Поэтому союзники единодушны во мнении: не выводить войска, пока правительство в Кабуле не обзаведется собственными силами, достаточными для того, чтобы не допустить появления новой террористической угрозы. Однако миссия НАТО в Афганистане останется травмой для альянса, и не только из-за цены, заплаченной кровью и средствами.

Разочарование участников конфликта в Афганистане будет весьма глубоким хотя бы потому, что любые попытки создать полноценное государство в такой бедной и разрушенной войной стране могут увенчаться лишь скромными результатами, которые существенно ниже первоначальных ожиданий. Даже если международному сообществу в ближайшие 10 лет удастся добиться стабильности и экономического роста в регионе, Афганистану вряд ли окажется по силам опередить по уровню экономического развития, например, такое африканское государство, как Чад, и ему придется всегда в значительной мере зависеть от иностранной помощи. Это, вероятно, максимум, который может быть достигнут в странах, входящих в число наименее развитых в мире. Такой печальный итог объясняется силой обстоятельств, а не недостатком международного участия.

В результате ни у кого не останется иллюзий по поводу перспектив государственного строительства в бедных регионах. Готовность союзников принимать участие в вооруженных конфликтах резко снизится, несмотря на злодеяния, совершаемые в Конго, Судане и других местах. Вместо этого путь НАТО будет определяться осознанием того, что страны-члены не хотят выходить за определенные пределы. Во многих отношениях Североатлантический альянс станет после Афганистана иным, в частности менее амбициозным союзом.

Маятник качнется от глобальной вовлеченности в защиту мира и стабильности к обеспечению безопасности стран-членов в более узком смысле. В исключительных случаях это может потребовать военных действий за пределами территории НАТО. Тем не менее модель альянса, предлагающего свои услуги для кризисного менеджмента по всему миру вместо ООН, отомрет. Энергетическая безопасность, изменение климата, борьба за такие природные ресурсы, как вода, будут лишь второстепенными миссиями вне зависимости от того, насколько модными эти слова являются сейчас. Вместо этого взаимные оборонные обязательства, предусмотренные статьей 5 Вашингтонского договора, по-прежнему останутся квинтэссенцией блока. В будущем первоочередной задачей НАТО станет защита населения, территорий и жизненно важных интересов стран-членов.

В то время как завершение кампании в Афганистане вызовет переориентацию НАТО и возвращение к истокам, останется пять областей, которые ускорят движение вспять или же где изменения станут особенно заметны: мировая экономика, отношения с Россией, расширение альянса, ядерные программы и, наконец, оценка будущих угроз.

РЕАЛЬНОСТЬ ПРОТИВ ГЛОБАЛЬНОЙ МИССИИ

Мировая экономика существенно повлияет на будущее направление деятельности Североатлантического блока. Последствия мирового финансового кризиса лягут тяжелым бременем на бюджеты стран-членов в течение ряда ближайших лет. Более того, военные расходы натовских стран пострадают непропорционально. Все члены альянса – это демократии с влиятельным общественным мнением, где политически легче урезать военные затраты, а не социальные проекты. Таким образом, оборонные расходы будут еще больше использоваться для латания бюджетных дыр в других сферах. Даже США, сегодняшнему лидеру по расходам на оборону, придется их значительно сократить.

Результат будет двояким. Во-первых, доля военных расходов в общих бюджетах НАТО будет снижаться. Уже сегодня только пять из 28 стран-членов выполняют обязательство о расходовании на оборону не менее 2 % валового национального продукта (ВНП). Средний уровень по Североатлантическому блоку – менее 1,7 %, но даже и эта цифра обусловлена невероятными военными расходами Соединенных Штатов. Некоторые участники альянса тратят менее 1 %, при этом их социальные расходы составляют 30 % и более.

Во-вторых, поскольку экономика и, следовательно, ВНП сокращаются почти везде, сравнение в процентах постепенно утрачивает смысл. Объем средств, доступных для обороны, в целом будет снижаться.

С учетом того, что ряд стран-членов тратят более 2/3 своих оборонных бюджетов на содержание военнослужащих, перспективы дальнейших военных инвестиций становятся весьма туманными. Вряд ли найдутся средства для трансформации вооруженных сил в экспедиционные войска, которые могут быть быстро развернуты и переброшены на большие расстояния, хотя в натовских военных кругах слово «трансформация» повторяется как мантра. Крупные проекты стратегических транспортных самолетов, современных военных средств связи либо другие пункты в приоритетных списках плановиков альянса будут сокращены или отложены, а популярные ныне идеи масштабной переброски войск на большие расстояния станут почти фантастикой. Подавляющему большинству натовских стран придется обходиться возможностями, доступными сегодня и когда-то разработанными для миссий по защите своей территории. В результате многие участники альянса откажутся от затратных военных миссий за границей по финансовым соображениям. Уже сейчас некоторые государства собираются сократить свой контингент в Афганистане, осознавая неспособность справиться со стоимостью нынешнего уровня амбиций.

Вторая причина тенденции к более узкой интерпретации оборонительной миссии – это отношения с Россией. По историческим основаниям в особенности восточноевропейские страны – члены НАТО воспринимают Москву как угрозу и одну из причин своего присоединения к альянсу. Для многих из них статья 5 Вашингтонского договора, закрепляющая взаимную солидарность в случае вооруженного нападения, направлена в первую очередь против России. По их мнению, ни одна другая страна, соседствующая с альянсом, не способна на проведение крупной наступательной операции против него. Жесткая риторика, к которой периодически прибегает Москва, а также военные учения вблизи границ прибалтийских республик, не способствуют смягчению опасений.

В результате серьезная озабоченность в восточной части НАТО сохранится. Соответствующие страны по-прежнему будут считать оборону территории каждой из них основной миссией организации, и они должны быть убеждены, что та хочет и может решить эту задачу в случае необходимости. Одного только вербального объявления обязательств в сфере безопасности недостаточно. Участники НАТО, тревожащиеся по поводу своей безопасности из-за России, хотели бы увидеть доказательства военной готовности и политической решимости союзников. После российско-грузинского конфликта в августе 2008 г. Польша и страны Балтии задаются вопросом, сможет ли альянс защитить своих членов, если бóльшая часть его боеспособных войск задействована в операциях за пределами непосредственной зоны ответственности, например в Афганистане или даже на Балканах.

Что бы случилось, спрашивали некоторые наблюдатели, если бы Россия решилась на военные действия против одной из стран Балтии, чтобы «защитить» российских граждан в регионе? Теперь государства призывают к разработке конкретных планов на случай чрезвычайных ситуаций, к проведению маневров, чтобы продемонстрировать боеготовность Североатлантического союза, а также к размещению его войск либо инфраструктуры на своей территории, усматривая в этом знак солидарности.

Это не исключает сотрудничества с Москвой в четко определенных областях, вызывающих общую озабоченность. Однако такое взаимодействие или даже часто цитируемое «стратегическое партнерство» будут возможны, только если все участники НАТО смогут чувствовать себя в безопасности. Таким образом, особую важность приобретет основная миссия по обеспечению безопасности стран – членов альянса, их населения и интересов.

Третья сфера, которая продемонстрирует переориентацию на традиционное оборонное мышление, – это расширение НАТО. После трех этапов расширения с момента окончания холодной войны альянс увеличился на 12 стран (до 28 членов) и тем самым в значительной степени способствовал политической трансформации Восточной Европы. В то же время процесс расширения требует от НАТО огромных усилий по интеграции, особенно ввиду того, что по политическим причинам на некоторые недостатки кандидатов благодушно закрыли глаза. Процесс интеграции пока не закончен, он по-прежнему требует значительных усилий по всем аспектам. Процессы принятия решений следует упростить, распределение функций и постов должно стать предметом переговоров. Кроме того, внутри альянса имеет место определенное разочарование, касающееся финансовых обязательств некоторых новых членов (их военные бюджеты резко сократились после присоединения к НАТО), эффективности их вооруженных сил и усилий по борьбе с коррупцией, проблем в управлении.

Все эти элементы снижают энтузиазм по поводу приглашения новых стран. Популярная идея быстрого создания «Европы целостной и свободной» с помощью политики быстрого расширения потеряла темп. Украине и Грузии обещано членство, но без уточнения временныЂх рамок. Обеим странам еще предстоит пройти долгий путь, чтобы подготовиться к вступлению. В военном отношении альянс вряд ли смог бы обеспечить гарантии безопасности Украины – второго по величине европейского государства после России. Кроме того, будущая политика Киева в отношении НАТО не совсем ясна.

Вне всякого сомнения, двери для новых кандидатов останутся открытыми, так как возможность приглашения других (европейских) стран в альянс четко прописана в Вашингтонском договоре. Однако роль блока как инструмента политической трансформации Восточной и Юго-Восточной Европы, скорее всего, уменьшится в пользу концентрации на аспекте безопасности и обороны.

В-четвертых, переориентация на традиционные цели будет происходить и в отношении ядерного сдерживания. В концепции договора о мире без ядерного оружия («Глобальный ядерный ноль») признаётся тот факт, что в ближайшем будущем ядерное оружие останется важным фактором в международных отношениях. Более того, количество ядерных держав, скорее всего, будет расти, а не уменьшаться. Северная Корея уже доказала свой ядерный статус испытательным взрывом в октябре 2006 г., а в мае 2009 г. Пхеньян заявил о еще одном успешном ядерном испытании.

Иран продолжает работу над своей ядерной программой, несмотря на угрозы и санкции международного сообщества, и, видимо, находится ближе к успеху, чем предполагали самые пессимистичные наблюдатели не так давно. Как только Тегеран обретет ядерное оружие, его примеру могут последовать и другие страны региона. В настоящее время 12 государств Ближнего Востока разрабатывают программы мирного использования атомной энергии, которые можно преобразовать в военные проекты. То же самое справедливо и для Восточной Азии. Такие страны, как Южная Корея и Япония, уже являются «виртуальными» ядерными державами в том смысле, что в их распоряжении имеется технический потенциал для производства ядерного оружия. Они могут всерьез рассматривать такую возможность в зависимости от развития ситуации в КНДР.

Подобная тенденция к гораздо более «многоядерному» миру имеет два следствия.

Первое – концепция ядерного сдерживания, которую многие списали после окончания холодной войны, по всей вероятности, переживает возрождение. Уроки сдерживания времен конфликта между Востоком и Западом, когда обеим сторонам удавалось не допускать военных действий, несмотря на ожесточенную борьбу политических систем, нужно адаптировать к новым требованиям. Второе – идея ядерных обязательств, появившаяся в первую фазу истории НАТО, также должна приобрести актуальность. В прошлом США уже прикрыли «ядерным зонтиком» своих атлантических союзников, а также Южную Корею и Японию, руководствуясь идеей «расширенного сдерживания». В соответствии с ней любое нападение на одного из союзников будет подразумевать ответный ядерный удар Соединенных Штатов.

С одной стороны, подобная установка гарантировала защиту союзников, не обладающих ядерным оружием, а с другой – это было средством нераспространения, так как неядерным державам не нужно было стремиться к созданию собственного ядерного арсенала. Если Иран превратится в ядерную державу, с особой остротой встанет вопрос нераспространения, так как это потребует расширения американского «ядерного зонтика» (или «зонтика» других ядерных держав – Великобритании и Франции) на те страны региона, которым в противном случае будет необходим собственный потенциал ядерного сдерживания.

И наконец, к спектру рисков и угроз для НАТО, скорее всего, добавится еще одна опасность, которая будет способствовать возвращению блока к его истокам. Пока анализ угроз фокусируется на опасностях, которыми являются международный терроризм, негосударственные акторы, несостоявшиеся государства, региональная нестабильность, распространение оружия массового уничтожения. При этом практически исключается фундаментальная угроза будущего – опасность возникновения большой войны между странами. К использованию военной силы могут прибегнуть не только региональные акторы или несостоятельные режимы. Крупные функционирующие государства за пределами Европы также способны атаковать друг друга. Это не стало бы прямой угрозой для альянса – скорее это представляло бы угрозу международной стабильности, которую НАТО не сможет игнорировать.

Такого рода сценарий вполне реалистичен с учетом повышения значения трех международных проблем. Если прогнозы климатологов станут реальностью, подъем уровня Мирового океана будет угрожать прибрежным районам, а опустынивание резко сократит территории, пригодные для проживания. Многие из затронутых этими процессами стран бедны и политически нестабильны, но имеют значительный военный потенциал (некоторые даже обладают оружием массового уничтожения). Их правительства могут избрать силовой путь либо для борьбы за территорию и ресурсы, либо чтобы канализировать недовольство своего населения.

Более того, по прогнозам спроса на энергоресурсы в мире, экономический рост в Азии и других регионах приведет к беспрецедентной борьбе за энергию по доступным ценам. Уже сегодня Китай действует довольно агрессивно, чтобы обеспечить себя нефтью и газом в долгосрочной перспективе. При этом он препятствует международным попыткам повысить качество управления в Африке и других регионах. Наконец, распространение оружия и ракетных технологий позволит все большему количеству стран направлять свою разрушительную мощь – даже ядерную – на большие расстояния. Любая детонация ядерного оружия, даже если это произойдет далеко за пределами территории НАТО, изменит ландшафт международной безопасности гораздо сильнее, чем теракты 11 сентября.

Учитывая эти три опасности, трудно предположить, что в будущем соперничество государств и конфликты всегда можно будет урегулировать дипломатическими средствами. Таким образом, на международной арене вновь могут вспыхнуть войны крупных стран друг против друга. Будет возвращаться восприятие НАТО как классического альянса в интересах безопасности.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ЗАПАДА

На четвертом этапе своей истории Североатлантический блок будет иметь иной набор приоритетов. После вывода войск из Афганистана альянс сконцентрируется преимущественно на непосредственной защите безопасности своих членов. Подобная эволюция сама по себе не является ни позитивной, ни негативной: она лишь отражает реальность. Однако следует отметить, что бóльшая часть этих непосредственных интересов – «западные» интересы. «Запад» – не географическая, а политическая категория, которая объединяет сообщество демократических и плюралистических рыночных экономик. Уже сегодня в своих контактах с государствами, не входящими в альянс, НАТО проводит различие между такими странами, как Узбекистан или Армения, с одной стороны, и Австралия, Швеция или Япония – с другой.

Такое партнерство между единомышленниками, которые безусловно разделяют ценности Североатлантического блока, нужно развивать. Речь не идет о НАТО как глобальном альянсе, который выбирает своих членов по всему миру. Статья 1 Вашингтонского договора ограничивает членство в НАТО европейскими странами (плюс два государства Северной Америки – Канада и США). Наоборот, речь идет о тесном партнерстве тех, кто поддерживает западные ценности, что почти неизбежно ведет к совпадению интересов безопасности. Партнерство с этими странами обеспечивает ориентирование, легитимность и способность действовать в условиях глобализации проблем безопасности. Таким образом, четвертый этап – это не только концентрация Североатлантического блока на основных направлениях его деятельности, но и возрождение Запада.

Карл-Хайнц Камп – директор по исследованиям Оборонного колледжа НАТО в Риме. Все взгляды, высказанные в статье, являются его личной точкой зрения
Источник:newsland.ru
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
НАТО все же закупит вертолеты Ми-17 для Афганистана
НАТО все же получит партию российских вертолетов Ми-17, которые были специально разработаны с учетом высокогорья и пустынного климата страны. Россия и НАТО близки к завершению сделки по совместной поставке Афганистану 21 нового вертолета Ми-17 в военном оснащении.
Как заявил постпред РФ при НАТО Дмитрий Рогозин, "если стороны реализуют вертолетный пакет - это будет беспрецедентная акция, когда помощь третьей стране осуществляется Россией и Североатлантическим альянсом", пишет "Коммерсант". По данным издания, стороны ведут переговоры на эту тему с начала года, и изначально их позиции были полярными: альянс настаивал на том, чтобы российские машины были безвозмездно переданы заждавшемуся их Кабулу, Москва же продавливала сугубо коммерческий подход. В конце марта речь шла о 32 вертолетах. На сегодняшний день параметры сделки немного изменились: речь идет о поставке 21 вертолета. Причем что-то Россия готова продать, а что-то предоставить в качестве своего безвозмездного вклада в военную операцию в Афганистане.

В настоящее время идут переговоры с альянсом по уточнению комплектации военных вертолетов. И уже исходя из этого российская сторона сможет определиться, в какие сроки она способна произвести нужное количество машин. Кроме поставок собственно летательной техники "вертолетный пакет" предусматривает обеспечение машин топливом, поставки систем вооружения, комплектующих и подготовку пилотов. Всем этим по замыслу Москвы также будет заниматься на коммерческой основе именно российская сторона, которая ждет, когда окончательно "созреет переговорная позиция партнеров".

Между тем, как сообщили "Коммерсанту" в штаб-квартире НАТО, "переговоры с Россией по поводу вертолетов для Афганистана активно ведутся, и вопрос будет обсуждаться на ближайшей встрече в двустороннем формате". Скорее всего, это произойдет уже на следующей неделе: на 16 июля запланировано заседание совета Россия-НАТО. Несмотря на то, что поставки российских вертолетов странам-членам альянса велись и раньше, готовящейся сейчас сделке в Москве придают особое значение, считая ее "прецедентным примером сотрудничества", поскольку ранее стороны никогда не занимались совместным вооружением третьих стран. "Если вертолетный пакет будет реализован, это будет беспрецедентная акция, когда помощь Афганистану осуществляется в складчину советом Россия-НАТО,- заявил постпред РФ при НАТО Дмитрий Рогозин. - Это не помощь и не продажа по коммерческим расценкам. Здесь присутствует и политическая, и экономическая составляющие". В Кабуле с нетерпением ждут решения натовского руководства. "Наши ВВС очень нуждаются в вертолетах. Как транспортных, так и ударных. Мы давно просили наших партнеров в НАТО присылать нам именно русские вертолеты, оптимально - Ми-17, - заявил начальник штаба ВВС Афганистана генерал Абдул Вахаб Вардак. - Они лучше приспособлены для наших горных условий, чем американские. К тому же нашим пилотам они давно знакомы. Все летали на них еще с 1970-х годов. Я сам учился летать на них в СССР и знаю, что говорю". Предполагаемая сумма вертолетной сделки пока не разглашается.


Рогозин наотрез отказался ее назвать, сославшись на коммерческую тайну. Однако если учесть, что экспортная цена одного нового военного вертолета Ми-17 сейчас составляет примерно 12-15 млн долларов, речь может идти о контракте на сумму 300 млн долларов. Кто и как будет это выплачивать - тоже пока вопрос, и над его решением уже думают в НАТО. Ранее были опасения, что планы приобретения в России военно-транспортных вертолетов Ми-17 для оснащения армии Афганистана, так и не будут реализованы. Как сообщалось, ряд законодателей в Конгрессе США под различными предлогами настаивали на приобретении для нужд вооруженных сил Афганистана вертолетов американского производства. На пересмотре прежних планов Пентагона настаивали, в частности, сенаторы Ричард Шелби (республиканец от штата Алабама) и Кристофер Додд (демократ от штата Коннектикут).
Источник:newsland.ru
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
Уж лучше враг, чем друг
Российский внешнеполитический дискурс знает три состояния. Одно назовем повседневным - это воображение мира как пространства союзников и противников. Тогда политика - это союз с одними против других. Но есть еще два неповседневных состояния. Первое соотнесем с идеями всемирно-исторической миссии России: повести человечество к вечному счастью. Многие российские правители выступали с идеей всеобщего разоружения и мира, полюбовного объединения Европы или всего света. Объединение должно было свершиться под водительством или хотя бы при участии России. С такими идеями растворения Европы в России или растворения России в Европе (в их разной модификации) выступали российские императоры, но также Троцкий, Ленин, Сталин, Брежнев, наконец, Горбачев.

Когда такие варианты евроинтеграции по-российски не получались или разваливались, реакцией бывало другое неповседневное состояние: это своего рода торжественное переживание исторического одиночества России. Ему соответствует отказ верить не только во всеобщее братство народов, но и в обычное партнерство, договорное союзничество.

Эти состояния, а чаще – их комбинации, окрашивали не только фактическую внешнюю политику государства, не только риторику политиков или прессы, но также и реакции общественного сознания на эту политику и риторику. Распространение того или иного варианта описанного дискурса в публике, обычно происходящее с большой задержкой, представляет собой, как сказано, реакцию на внешнюю политику. Но также оно образует и тот фон общественных настроений, который политики могут использовать по своему усмотрению. Этими настроениями можно иной раз пугнуть или очаровать какого-либо внешнего партнера, а можно контрастно выделиться на их фоне нарочитой мягкостью или резкостью своей позиции.

Таково их употребление для внешней политики. Еще более они интересны для правителей как ресурс в политике внутренней. Можно многое успеть сделать внутри страны на волне энтузиазма масс, охваченных хилиастическими по сути ожиданиями и настроениями. Но удобен для политиков и образ России, которую никто не любит, у которой «только два верных союзника – армия и флот». Это выражение приписывают императору Александру III. Он правил в позапрошлом веке, но многим россиянам эта формула кажется актуальной именно сегодня. Страна не раз считала себя находящейся в кольце врагов и многие рядовые граждане в таком положении и сейчас находят известную психологическую комфортабельность. Тем более политики, которым она развязывает руки внутри страны. (Один журналист рассказывал автору, будто бы ему довелось быть в кабинете Фиделя Кастро во времена, когда Куба давно находилась в американской морской блокаде. Фидель якобы показал ему в окне на силуэты американских военных кораблей на горизонте, и сказал: "Если бы они ушли, нам пришлось бы сделать их из фанеры".)

Исследованиями, которые проводил наш коллектив в эпоху «нового мышления», провозглашенную Горбачевым, удалось зафиксировать интересную смесь из «нового» и «старого» мышления, образовавшуюся в массовом сознании. Напомним, что буквально накануне первых выступлений Горбачева, открывавших цикл очередной разрядки, в советском официозе появились (в отсутствие каких-либо эксцессов во внешнеполитической ситуации) формулировки о том, что «мир никогда не стоял так близко к грани мировой термоядерной войны». И вот в одночасье все переменилось, бывшие враги обернулись друзьями. Мы засобирались в «Европейский дом» и даже подумывали о вступлении в НАТО. Эти веянья отразись и в массовом сознании: на вопрос «Кто друзья нашей страны?» часто давался ответ - «все». Но мелькала и тема нашего исторического одиночества: наши друзья «никто», «их нет». Особенно интересны были ответы про врагов (т.е. тех, кто к нам относится враждебно). Если не считать остатков прежних схем (враги – США, ФРГ, НАТО, Запад вообще), то реакций было три - «врагов теперь нет», «мы сами себе враги, не надо их искать кругом», и, наконец: «враги есть, только мы не знаем, кто». (Сегодня ответы такие: считающих, что у России нет врагов, около 4%, считающих, что нет друзей – втрое больше).

Эпоха «нового мышления» быстро прошла. Российская внешняя политика сосредоточилась на контактах первого президента с лидерами великих держав, и на значительный период по видимости потеряла интерес к ближайшему окружению страны. Эта часть внешней политики пошла, так сказать, самотеком. Тогда казалось, что в ней нет никакой системы. Но теперь видно, что усилиями политиков второго эшелона, журналистов средней руки и чиновников не высших рангов, преследовавших каждый раз частные и сугубо внутренние цели, последовательно портились отношения с небольшими сопредельными странами. Зачем? - чтобы у своих формировался образ России, снова находящейся в окружении врагов с Запада. (Лишь много позже эта ситуация была обозначена в нашумевших программных выступлениях Путина).

Начиналась эта политика с претензий того или иного рода к соседям по западной границе, с усугубления исторически существовавших или недавно образовавшихся проблем. В отличие от сталинской политики конца 1940-х годов, когда ставилась цель обращения любыми средствами этих стран в союзников, теперь предпринимались действия, которые могли иметь только противоположный эффект. Российское общественное мнение соглашалось с любыми частными доводами, начиная с «идеологических», касающихся «их» плохого отношения к нашим историческим символам, и до «экономических» - они должны платить больше за наше топливо. И эффект был достигнут. В биполярном мире, насаженном (как представляется россиянам) на ось Восток-Запад, он мог быть только одним. Эти страны поворачиваются к «Западу», уходят в Евросоюз и НАТО. (Мы говорим не столько о реальных юридически оформленных актах, сколько о картине, складывающейся в сознании российской публики). А эта причина уже является общей и фундаментальной для упомянутого ранее ощущения страны в осаде.

В мае 2010 года россиян попросили назвать по пять стран, которые они считали бы «наиболее недружественно, враждебно настроенными по отношению к России». Вот этот пояс нелюбви: (ответы расположены по убывающей частоте) Грузия (57%), Латвия (36%), Литва (35%), Эстония (28%). Далее в список вторгаются США (26%) и Афганистан (14%), но затем европейская цепочка продолжается: Польша (14%), Украина (13%). Собственно, на этом кончается западная граница России, и кончается список наиболее значимых ответов. Прочие страны назвали менее, чем 10% опрошенных. Из западных соседей в списке нет (пока) Белоруссии.

Издавна ее место – во главе списка друзей (49%). Еще на западном направлении есть друг тем более дорогой, что он - давно побежденный противник. Это Германия. Теперь ее в недруги заносит только 1%, а в друзья – 24%. Есть и еще более давно поверженная Франция (другом ее считают 11%, недругом – менее 1%).

Отношение россиян к Украине – вопрос большой сложности. Еще при Кравчуке и Кучме к Украине были претензии и у российских верхов и, как ни странно, у части массовой публики. Многие россияне считали Украину частью России, по недоразумению отделенной погранзаставами и таможней. Оранжевая революция была встречена российской политической верхушкой с неподдельным страхом. Им привиделась их судьба. Но страх был напрасен. В российском обществе не было той конфигурации сил, которая имелась в Украине. Властям ничего не угрожало. Но они развернули яростную антиоранжевую кампанию. Да и без нее российская публика почуяла, что «они от нас отвернулись». К 2006 году Украина попала в пятерку недружественных стран. Но приход к власти Януковича, которого российская публика держит в пророссийских политиках, успокоил всех. Теперь Украину в друзьях видят 20%.

Как сказано, во главе списка дружественных к России стран – Беларусь. У нее весьма скверная политическая репутация в Европе. Для части россиян это обстоятельство само есть причина считать ее нашим другом – она враг моего врага. Для других представляет интерес ее президент. Когда-то его примеряли на место преемника Ельцина (в качестве президента российско-белорусского союзного государства). Окрыленный такой перспективой он даже начал нечто вроде предвыборной кампании в России, и в ряде регионов России начал обходить Ельцина по рейтингам. Этот эксперимент быстро свернули, но он мог подсказать тем, кто хотел найти Ельцину замену, что искать надо не среди демократов, а среди авторитарных (или потенциально авторитарных) правителей.

Характерно, что в списке друзей за Белоруссией идет Казахстан. Россияне не очень интересуются тонкостями политической системы в этой стране. Но им известно, что президент там, как и в Белоруссии – бессменный. Это многим россиянам импонирует. Страна, как и Россия, живет экспортом сырья, словом, они – социально близкие.

Еще более важным фактором симпатий к Белоруссии является то, что там, по убеждению многих россиян, «сохранилось все, как при советской власти». Желающих вернуть все в России к тому, как было до 1985 года, теперь меньшинство, но мысль о том, что лучше было бы советские устои сохранить, близка многим. И опыт Белоруссии, законсервировавшей парадиз двадцатилетней давности, кажется им, подтверждает их главную претензию к «демократам» – ведь можно же было не ломать нашу жизнь…

Описанный выше процесс конверсии друзей во врагов продолжает работать. За время, пока готовилась эта заметка, Россия успела начать и с белорусами «газовую войну». Когда будут испорчены отношения и с этим партнером, западную границу России можно будет считать надежно закрытой заслоном недругов.
 

di_con

Ветеран
Ветеран
Сообщения
6,489
Реакции
3,948
Злыдни заманивают Украину в НАТО

Леонид Рудницкий
Журналист, писатель, публицист

Несмотря на внеблоковый статус Украины, недавно закрепленный в законе о принципах внутренней и внешней политики, ее сотрудничество с НАТО продолжается полным ходом. Вчера в Крыму начались международные военные учения «Си Бриз-2010». С 1997 года они проводились под лозунгом подготовки страны к вступлению в НАТО. Но вот уже такой задачи вроде бы не стоит, а учения все длятся и длятся.

Интересно, что в предвыборном 2009 году Партия регионов подобные учения сорвала. Это позволило ей в ходе последующей президентской кампании расширить электоральную базу и приумножить число сторонников Виктора Януковича. Расчет оказался верным: Виктор Янукович сделался президентом. Почти сразу же он стал избегать воинственной риторики в отношении Альянса. Отказ от членства в нем был законодательно закреплен по его инициативе, но он, тем не менее, заявил о намерении расширить программы военного сотрудничества с Западом.

Ориентиры в украинской политике поменялись. Год назад Партия регионов не пропустила через Верховную раду законопроект о допуске иностранных войск для проведения ежегодных учений, а уже в этом году такой законопроект прошел без особого труда. Правда, против него протестовал крымский парламент: 76% депутатов отвергали возможность учений, которые, по их мнению, могли сорвать курортный сезон. Но вышестоящий украинский парламент от их позиции просто отмахнулся. В результате начавшиеся сейчас учения на Черном море могут стать наиболее масштабными за все время их проведения. По сообщению Минобороны Украины, кроме украинских и американских солдат, на учения прибыли военнослужащие из Азербайджана, Бельгии, Германии, Греции, Грузии, Дании, Молдавии, Польши, Турции и Швеции. Учения пройдут на море, на суше и в воздухе.

Практически все корабли ВМС Украины примут в них участие. «В этом году отрабатывать маневры будут даже корабли морской охраны Госпогранслужбы, хотя ранее это не практиковалось», – сказал «Новой газете» один из украинских военных чиновников. По его словам, активность Киева в подготовке к учениям продиктована тем, что планируется отрабатывать «антипиратские операции»: «Если вы информированы о том, как наши корабли и команды пострадали в последние годы от пиратских атак, то понимаете, насколько важно научиться с помощью партнеров совместными силами отбивать эти атаки».

Стало быть, учения проводятся для того, чтобы сомалийские пираты больше не смогли захватить «Фаину» и другие суда, развозящие украинские танки или чего там еще по бедным африканским странам...

Некоторые эксперты считают, что нынешние учения являются превосходной возможностью отработать приемы боевых действий за чужой счет. Ведь все оплачивает НАТО (и прежде всего США), а финансирование украинской армии сейчас таково, что денег едва хватает лишь на содержание ее в казармах. Более того, украинские военкоматы не гоняются за призывниками, выполняя план призыва, а вполне флегматично предоставляют отсрочки, если для этого есть хоть какие-то основания, из чего можно заключить, что чрезмерное количество солдат в армии не нужно – этих бы прокормить.

Очевидно также и то, что отношение Партии регионов к проблеме членства в НАТО за последний год изменилось. Формально Виктор Янукович выполнил свое обещание избирателям, закрепив в законе внеблоковый статус государства. Но на поддержание внеблокового статуса, по оценкам экспертов, Украине придется в ближайшие 7 лет потратить от $45 млрд до $60 млрд, которые пойдут на финансирование вооруженных сил.

У государства таких денег нет, что признают и эксперты, и чиновники. Бедственное состояние украинских ВС на прошлой неделе стало предметом рассмотрения специально созванного главой государства заседания Совета нацбезопасности и обороны Украины. В таких условиях единственное, что может поддержать боеспособность украинской армии, – это финансируемые партнерами совместные программы.

Отсутствие денег и подталкивает Украину к НАТО, и не дает порвать с ним отношения. А деньги, по славянской мифологии, в доме исчезают тогда, когда в нем заводятся злыдни – такие маленькие злобные существа, сидящие за печкой и пожирающие достаток.

Виктор Янукович дал интервью, распространенное президентской пресс-службой: «Сегодня Украина не ставит целью своей внешней политики достижение членства в НАТО. В то же время у нашей страны – долгая и богатая история отношений с Альянсом. Задействовано множество программ сотрудничества. Было бы безответственно и бесперспективно отказываться от помощи, оказываемой нам НАТО, а также от участия Украины в тех или иных проектах с его участием, которые не противоречат интересам Украины, не ущемляют интересы ее партнеров, которые не являются членами Альянса. И в наших планах – развитие сотрудничества в военной сфере и со странами НАТО, и с Российской Федерацией, и с другими государствами СНГ».

Объем сотрудничества Украины и НАТО после прихода к власти Виктора Януковича остался прежним, считает постпред РФ при НАТО Дмитрий Рогозин, сообщило РИА «Новости». «Анализ украинского партнерского плана по сотрудничеству с НАТО показывает, что план не изменился, т. е. весь объем сотрудничества, который был при Ющенко, сохранился при Януковиче... Я информировал политическое руководство России об этом», – заявил Рогозин в понедельник.

По словам Рогозина, в Альянсе «никто не собирается отказываться от планов интеграции Украины в НАТО, но Украина и ее общественное мнение не готовы вступить в НАТО».

Впрочем, многое в этом вопросе будет зависеть от жесткости позиции России. В то же время, считают эксперты, в самом Альянсе наметился новый подход к расширению его влияния. Скорее всего, физического расширения НАТО больше не будет. Вместо этого он станет окружать себя лояльными странами, активно с ним сотрудничающими, которые будут следовать в фарватере его политики.

Источник: KMnews
 
Сверху